Сайт Валерия Взглядова

"Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство (над миром) принадлежит ребёнку". Гераклит

Николай ЕЛИН, Владимир КАШАЕВ

horse 3«НЕ СРАБОТАЛИСЬ...»

 А ну их, этих умных животных! Вот сейчас про дельфинов все пишут, будто они соображают здорово. А я так думаю, что тут радоваться особенно нечему. Еще неизвестно, что мы от этого иметь будем. Может, одни неприятности. Я это авторитетно заявляю, потому что у меня у самого родной приятель через ихний звериный ум пострадал. А все дело как было?

Решили у нас в колхозе провести спортивный праздник. Ну там парад физкультурный, соревнования разные. А приятель мой конюхом работал, и он с лошадьми очень друг друга уважали. Подход он имел к лошадиной душе. Самого норовистого конягу в два счета укротит так, что тот у него по струночке ходит. Вот, значит, физкультурники наши к приятелю моему и обращаются: покажи, дескать, на нашем празднике свое умение лошадью владеть.

— Ладно,— говорит приятель.— Только тут ведь надо что-нибудь новенькое придумать, поскольку на праздник из района начальство приедет. А его каким-нибудь там аллюром или иноходью не удивишь.

— Это верно,— соглашаются физкультурники.— А только что же еще лошадь может?

— Лошадь все может,— заявляет им мой приятель,— поскольку умнее лошади на свете животного нету. Да и некоторым людям она фору даст по части сообразительности. Нет такого дела, на которое бы лошадь не способна была: что танцевать, что в футбол играть или там в шашки.

— Ну уж, это ты через край хватил! — смеются ребята.— В футбол — это ещё куда ни шло, но чтобы в шашки?!

— А вот захочу — будет у меня и в шашки играть! — загорячился конюх.

Физкультурники, конечно, никак не верят.

— Хоть сам ты,— говорят,— в шашки здорово играешь и у нас в коллективе тебе достойных соперников нету, но то сам, а то лошадь! Ей же шашку копытом не ухватить!

Ну и предложил он им пари, что через месяц, на спортивном празднике, перед всем честным народом сыграет с лошадью в шашки. В общем, поспорили они, и принялся он за дело. Целый месяц из конюшни не вылезал. Домой за все время только два раза ночевать приходил, чтобы новый комплект шашек взять.

Лошадь слишком сильно по доске лупцевала, вот шашки быстро из строя и выходили.

И все у него шло так, что лучше и мечтать нельзя. Выучил он свою лошадь и в обычные шашки играть, и в поддавки. И вот приходит день, зовут его вместе с лошадью на генеральную репетицию. Собралось начальство колхозное, чтобы с программой праздника ознакомиться. Сначала гимнастов посмотрели, пирамиды разные. А потом и конюх с партнершей четвероногой выходят. Сели играть. И надо ж такому случиться: загляделся конюх на начальство, сделал неосторожный ход, а лошадь раз-два и в дамки. Через несколько ходов все было кончено.

Публика собравшаяся довольна, конечно, аплодирует почем зря.

— Вот это номер! — восхищается начальство.— Вот это искусство! Это будет гвоздем всего праздника! Можешь теперь идти отдыхать до завтра, а мы тут пока выступление борцов посмотрим.

Однако конюха тут за живое взяло. Чтоб чемпион конюшни и всей деревни, можно сказать виртуоз шашек, и вдруг какой-то там лошади проиграл, хоть и способной!

— Сейчас,— отвечает он начальству.— Вот только у лошади отыграюсь.

— Ну что ж,— начальство соглашается,— с удовольствием посмотрим.

Стали они опять играть. На этот раз лошадь не просто выиграла, но еще и две его шашки в углу заперла. Он от досады закусил губу и заявляет:

— Нет, я этого так не оставлю. Это вопрос самолюбия. Я не могу позволить какому-то там животному мой авторитет подрывать.

И снова шашки расставляет. Начальство было заволновалось, ему уже надо следующий номер смотреть, однако вошло в положение. Разрешило еще раз сыграть. Сам председатель к ним подсел и стал незаметно конюху знаки подавать, с чего ходить. Начали и другие с советами лезть. Тут уж мой приятель вовсе растерялся и стал ходить, как первоклассник. А лошадь спокойно так играет, у нее нервная система крепкая. Короче говоря, выиграла она у него еще три партии простых и две в поддавки.

Потом на конюшню ушли доигрывать. До полвторого ночи играли, пока за ним жена не пришла. Расстроился он вконец так, что руки стали дрожать, в глазах дамки кровавые с нахальными улыбками, а эту лошадь проклятую и усталость не берет! В общем, остался он шестнадцать раз подряд.

На празднике он выступать отказался, а через два дня пошел к председателю с требованием, чтобы лошадь из хозяйства списали как не отвечающую требованиям. И условие поставил: либо он, либо она!

Так что пари он проиграл, но и она вряд ли чего выиграла. Её леспромхозу продали. Пускай теперь бревна возит, раз с конюхом не сумела сработаться!