Сайт Валерия Взглядова

"Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство (над миром) принадлежит ребёнку". Гераклит

Бетховен одесских шахмат

 

Считается, что в природе существует некий баланс - если человек в чем-то ограничен, то ему с лихвой воздается иными достоинствами или способностями. Подобная сентенция (как и большинство других мудрых высказываний) верна лишь наполовину и призвана объяснить непонятные человеку жестокие вердикты судьбы. Вряд ли на свете существует добродетель, которая способна восполнить человеку отсутствие слуха или зрения. Кто знает, что написал бы Бетховен, если бы не тяжкий недуг? Каких шахматных высот достиг бы Верлинский?

Впрочем, именно страшная болезнь в раннем возрасте направляет его энергию в сторону шахмат. Родители юного Бориса хотели, чтобы он учился играть на скрипке. И мальчик начинает постигать музыкальные азы, параллельно осваивая шахматные премудрости. Говорят, что если человек переболел менингитом, у него только два пути - стать гением или слабоумным. И шахматные способности Верлинского (а много лет спустя и Михаила Таля) оказались поистине велики. Правда, от увлечения музыкой ему постепенно пришлось отказаться - стремительно стал исчезать слух, начались огромные проблемы с речью. Постепенно погружаясь в состояние вынужденной изоляции от окружающего мира, Борис находит все большее удовлетворение в занятиях шахматами.

По правде говоря, Борис Маркович Верлинский не был коренным одесситом - он переехал в Одессу вместе с родителями из Бахмута (ныне Артемовск Донецкой области - Ред.), спасаясь от голода. Однако именно с Одессой связаны его первые шахматные успехи, здесь он становится известным шахматистом. Верлинский приходит в Одесский шахматный клуб, находившийся на ул. Ришельевской, в 15 лет - непростительно поздно в наши дни, но совершенно типично для начала XX века. Стремительно прогрессируя, он уже через 6 лет принимает участие во Всероссийском турнире любителей в Санкт-Петербурге. Похоже, именно на этом турнире он впервые встретился с будущим чемпионом мира Александром Алехиным, выигравшим первый приз. Впоследствии они встречались неоднократно, что позволяет провести между ними некую параллель. Оба они были фанатично преданы шахматам, отличались яркой комбинационной игрой и были крайне несчастны в конце жизни, хотя каждый по-своему.

В следующее, 1910 году к Верлинскому приходит первый крупный успех - победа в дебютном Южнорусском турнире, в котором он оставил позади даже будущего претендента на шахматный трон Ефима Боголюбова. С этого момента начинается серия успешных выступлений, которую, увы, прерывает Первая мировая война. К слову, бурно рвущемуся к вершине Алехину война также преграждает дорогу. Начало войны застает его на турнире в Мангейме, где будущий чемпион мира уверенно лидирует. По возвращении на родину из германского плена, в котором очутилась группа русских шахматистов, Алехин дает ряд благотворительных сеансов. Все денежные сборы от этих сеансов поступали в фонд помощи для оставшихся в Германии русских шахматистов. В рамках этой миссии будущий чемпион мира приезжает в Одессу. В нашем го-роде он дает ряд сеансов одновременной игры, играет показательные партии с Верлинским...

Пожалуй, из молодых претендентов на шахматный престол комфортнее всех себя ощущает кубинец Капабланка. Полученная в этот период фора над европейскими шахматистами в результате приводит его к чемпионству в 1921 году.

Большая шахматная жизнь в этот момент замирает, одесситы же продолжают собираться в шахматных кафе. Как ни удивительно, после революционных событий 1917 года Одесса на некоторое время (вплоть до конца ноября 1918-го) становится культурным центром юга России. Именно в наш город, спасаясь от голода и гражданской войны, приезжают Вера Холодная, Александр Вертинский, Алексей Толстой, Иван Бунин, Александр Куприн. Открываются новые журналы, снимается кино... Не обделены были вниманием и шахматы! В 1918 году в Одессе состоялся знаковый шахматный турнир (участвовали все сильнейшие игроки города!), который должен был стать, по задумке его организаторов, отборочным ко Всероссийскому турниру.

С самого старта развернулась острая борьба между будущими мастерами Яковом Вильнером и Борисом Верлинским. Только на финише стало ясно, кто станет чемпионом Одессы. Выиграв личную встречу, чемпионство завоевал Яков Вильнер (12,5 из 14). Верлинский довольствовался вторым местом (11). Все остальные участники далеко отстали. Увы, Всероссийскому турниру в том году состояться было не суждено (кстати, для участия в нем в Одессу уже приехал Алехин). Способствовавший культурному развитию юга режим Павла Скоропадского был свержен украинской Директорией Симона Пет- люры и Владимира Винниченко.

Такой турнир состоялся в Москве в 1920 году, когда гражданская война стала понемногу сдавать свои позиции. Этот шахматный форум на обломках империи вошел в историю под названием Всероссийская шахматная олимпиада. Герой нашего повествования в этом турнире не участвует, поскольку до него не дошла телеграмма с приглашением. А побеждает в этом турнире Александр Алехин. Именно с этого соревнования берут начало будущие чемпионаты СССР.

20-е годы стали временем становления нового государства и возрождением надежд теперь уже советских шахматистов. В их рядах значительно выделяется своим талантом Александр Алехин, которому вскоре суждено было навсегда стать «несоветским человеком». Решение переехать во Францию было совершенно правильным с точки зрения развития мастерства, поскольку именно Европа была в тот момент центром шахмат. В этот момент Алехин полностью поглощен мечтой о чемпионстве. Сомнения в правильности отъезда за рубеж появятся у него значительно позднее.
В первой половине 20-х годов Борис Верлинский начинает новый поход к славе. Значительной вехой в его жизни становится 1924 год, когда в ходе третьего Всесоюзного турнира-чемпиона- та он получает звание мастера спорта. Следует отметить, что спортивный результат Борис Верлинский демонстрирует довольно скромный - 50 процентов очков и дележ 10-11 места. Вместе с ним звание мастера выполняет еще один одессит - Яков Вильнер. Правда, Верлинский в это время проживает в Москве.

Поистине звездными для Верлинского становятся последующие пять лет. Об известности Верлинского в это время свидетельствует тот факт, что его образ был воплощен Ильей Ильфом и Евгением Петровым в романе «12 стульев» под именем мастера Перекатова (версия одесского историка шахмат Сергея Ткаченко) Подобную «фамилию» можно объяснить постоянными путешествиями Верлинского из Москвы в Одессу и обратно. Существенным достижением Бориса Верлинского стало четвертое место в четвертом чемпионате СССР 1925 года, дававшее право на участие в первом Московском международном турнире в том же году. На московский турнир съехались сильнейшие шахматисты того времени - Капабланка, Ласкер, Рубинштейн, Шпильман, Тартаковер, Боголюбов и многие другие. Из элиты отсутствовал только Алехин. По одной из версий, причина отсутствия российского шахматиста заключалась в принятой им стратегии. Суть ее была в том, чтобы в преддверии возможного матча с Капабланкой избегать встреч с ним. Алехин не мог позволить себе роскошь проигрывать Капабланке, иначе он не нашел бы спонсоров для матча. Согласно другой версии, Алехин боялся получить унизительный отказ от организаторов турнира в Москве. Именно поэтому он нанес «превентивный удар» - заранее отказался от участия из-за необходимости защищать докторскую диссертацию. Наибольшее внимание любителей шахмат было приковано к непобедимому чемпиону мира. Однако Капабланка слишком много времени тратил на проведение сеансов одновременной игры и посещение театров. Это не могло не сказаться на его игре, и первое место на турнире занял Ефим Боголюбов. Верлинский поделил на турнире 12-14 место. Однако он выиграл целый ряд партий у известнейших мастеров того времени, включая самого Капабланку! Справедливости ради нужно отметить, что перед партией Капабланка отправился из Москвы в Ленинград, где весело провел время в компании местных балерин.

В 1926 году Верлинский становится победителем третьего чемпионата Украинской ССР, а в 1928 году становится чемпионом Москвы. Но главный успех ожидал его впереди. В 1929 году шестой чемпионат СССР решено было провести в родной Верлинскому Одессе. В чемпионате приняло участие рекордное число шахматистов - 36. Впоследствии такое количество участников было признано серьезным недостатком. поскольку сильно уплотнился график проведения игр, а многие известные шахматисты, включая Ботвинника, растеряли силы уже на этапе четвертьфинальных групп. Другим недостатком чемпионата оказался ослабленный состав участников - отказались от игры главные претенденты на победу Богатырчук, Левенфиш и Романовский. Наконец, неожиданный сюрприз преподнесла погода - в Одессе стояла страшная жара. Последнее обстоятельство сильно повлияло на качество партий - было отмечено множество случаев откровенных «зевков». В результате большинство опытных мастеров не прошло даже четвертьфинальный барьер. По мнению многих, на турнире сильно везло будущему победителю Верлинскому, который на первом этапе не продемонстрировал высокого уровня игры. Однако уже на финише турнира одессит иг-рал гораздо уверенней. Историческое значение турнира заключалось в том, что его победитель становился первым гроссмейстером СССР, причем звание присуждалось пожизненно. Этот момент стал вершиной карьеры Бориса Верлинского, за которой последовал спад. Кстати, после победы над Капабланкой в матче 1927 года на гребне славы находится и Алехин. Однако 30-е годы имели для обоих шахматистов трагический оттенок.

В 1931 году завоеванное Борисом Верлинским «пожизненное» звание гроссмейстера было у него отобрано под предлогом низких результатов. Однако истинные мотивы решения властей были гораздо тоньше. Советская власть расценивала чемпиона мира Александра Алехина как предателя, классового врага. Желание доказать превосходство советских шахмат зрело давно, однако реально противостоять выходцу из России не представлялось возможным. В начале 30-х годов засверкала звезда Михаила Ботвинника, который обещал стать идеальным представителем молодой страны на мировой шахматной арене. В этом отношении он выгодно отличался от Верлинского - представителя уходя-щей в прошлое страны и вымирающей социальной прослойки. Происхождение Ботвинника также было безупречным - сын рабочего. Хотя справедливости ради необходимо^ отметить, что как раз в этом вопросе некоторые факты противоречат официальной версии. Таким образом, звание гроссмейстера было отменено в 1931 году, чтобы вновь появиться в 1935 году. Разумеется, теперь уже первым гроссмейстером в истории СССР стал Михаил Ботвинник.

Потеря звания гроссмейстера стала для Верлинского тяжелым ударом. Он обивает пороги кабинетов, отчаянно пытаясь вернуть утраченное звание. Моральные страдания не замедлили сказаться на результатах, которые постепенно ухудшались. В конце концов, он стал проигрывать шахматистам гораздо более низкого уровня. Однако Верлинский был слишком предан шахматам, чтобы отказаться от них. В разговоре с другом, состоявшимся в то время, он объяснил свое желание играть моральным голодом. К моральным страданиям прибавлялись страдания физические. По свидетельствам современников, вид у него был крайне неухоженный, ведь первому советскому гроссмейстеру приходилось прозябать на пособие по инвалидности. Верлинский скончался в 1950 году. В 1949 году шахматная федерация СССР представила в ФИДЕ документы на присвоение Борису Марковичу Верлинскому почетного звания международного мастера. Звание было присвоено ему в 1949 году. Однако доподлинно неизвестно, успел ли он узнать о присвоении звания. Так была перевернута и предана забвению очередная постыдная страница в истории Советского Союза, имя коим было легион.
Что же касается четвертого чемпиона мира по шахматам Александра Алехина, у него в 30-е годы была своя навязчивая идея - стремление вернуться на Родину. Из-за этого он много пил, что способствовало временной утрате звания чемпиона мира. Однако в Советском Союзе его видеть не желали. Надежда вернуться в Россию появляется у Алехина в связи с попытками организовать матч с Ботвинником, но внезапная смерть в небольшом португальском городке не позволила осуществиться этим планам. Существует версия, что тут не обошлось без вмешательства НКВД. Однако это уже совсем другая история...

На первый взгляд, судьбы Бориса Верлинского и Александра Алехина совершенно не похожи друг на друга. Однако за внешней непохожестью проглядывается некоторое сходство. Главное же, что их объединяет - это беззаветная преданность шахматам. Конечно, могучий талант Алехина сломал бы любые преграды на пути к заветной цели. Но кто знает, как сложилась бы карьера весьма одаренного одесского шахматиста, если бы судьба была к нему более благосклонна?

Олег ПАРХИТЬКО



P.S. Автор выражает благодарность одесскому историку шахмат Сергею Николаевичу Ткаченкоза помощь в подготовке материала

Газета "Время спорта", 23 декабря 2008г.