Сайт Валерия Взглядова

"Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство (над миром) принадлежит ребёнку". Гераклит

congress

I. ВИЖУ ЗЕМЛЮ!

Для жителей Ришельевска до сих пор остается загадкой, каким образом Великий комбинатор попал в их благословенный город, совершив головоломный кульбит из 20-х годов XX столетия в 2000-е...

У многих на памяти, как после напряженного, изобиловавшего острыми моментами поединка с васюкинскими любителями шахмат Остап Бендер и Киса Воробьянинов очнулись в лодке на виду у Чебоксар.

И тут синие церковные купола славной столицы Чувашии волшебно преобразились в три высотных здания над крутым морским откосом, маяк при входе в порт и некое гидротехническое сооружение, увенчанное ярким фосфоресцирующим призывом: “Welcome to Risheljevsk!”

Остап вытащил из-под банки путеводитель и прочел: «Заложенный более 200 лет назад город-порт Р. является одним из крупнейших центров международной торговли. Один «7-й километр» чего стоит! Рынок обеспечил нужды ришельевцев в китайском ширпотребе на 100 лет вперед.

Р. приобрел широкую популярность во всем мире как экспортер всевозможных гениев и талантов. Все 200 с лишним лет своего существования Р.-папа исправно производил на свет Божий выдающихся писателей и вымогателей, врачей и рвачей, шахматистов и контрабандистов, мастеров кисти и кастета, виртуозов смычка и отмычки, навигаторов и махинаторов, летчиков и налетчиков.

Что касается криминальных талантов, то они нашли надежных опекунов в лице правоохранительных органов. А вот р-цы, достигшие совершенства в избранных ими профессиях, едва оперившись и встав на крыло, как и прежде, разлетаются по разным столицам, странам и континентам.

Количество жителей Р., вместе с лицами кавказской, среднеазиатской и китайской национальностей, уверенно приближается к двум миллионам...»

Против ожидания, ришельевские пограничники проявили к беженцам из Российской Федерации исключительную любезность: мигрантов сопроводил в порт эскорт из шести бронекатеров, снабженных, на всякий случай, скорострельными пушками. Правда, обошлось без салюта в честь почетных гостей.

Еще большую снисходительность проявили пограничники при проверке документов. Их нисколько не удивили паспорт, выданный на имя сына турецкоподданного Остапа-Сулеймана-Берты-Марии-Бендер-бея, равно как и удостоверение совторгслужащего, друга детей Конрада Карловича Михельсона.

Столь же благожелательно отнеслись к нежданным гостям и таможенники. Они без лишних слов обменяли дензнаки выпуска 20-х годов минувшего века на полновесные украинские гривны. (По счастливой случайности один из таможенников оказался страстным коллекционером вышедших из употребления банкнот).

В свою очередь пограничники обещали туристам поневоле присмотреть за лодкой вплоть до полного завершения их визита.

В самом прекрасном расположении духа обласканные визитеры поднялись по парадной лестнице в город и совершили ознакомительную прогулку по его ближайшим окрестностям.

Остапа немало удивили перемены во внешнем облике Ришельевска, произошедшие с момента последнего посещения им этого города. (Тогда он назывался Черноморском). Исторический центр украсился (точнее обезобразился) многоквартирными бетонными коробками, помпезными фасадами банков, фирм и супермаркетов...

И тут внимание несостоявшегося гроссмейстера привлекли аборигены, увлеченно сражавшиеся в шахматы за скромный денежный интерес под сенью Свято-Преображенского собора. У них-то Остап и выяснил местонахождение очага шахматной культуры.

Похоже, непотопляемому искателю приключений снова выпадал шанс доказать местным любителям мудрой игры преимущества своей плодотворной дебютной идеи.

Вот почему, когда перед Остапом сверкнула лошадиным оскалом неоновая вывеска «Шахклуб четырех коней», он, нимало не раздумывая, толкнул вертящуюся стеклянную дверь.

 

II. ЛУЧЕЗАРНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Внутренний интерьер заведения разительно отличался от модернового фасада. Скорее он напоминал коридор управления коннозаводством.

Стены коридора были сплошь оклеены плакатами по уходу за лошадьми. Сходство дополняли станки, где за тонкими перегородками топтались и тревожно всхрапывали лошади. Стойкое амбре из смеси пота и мочи животных воздух в помещении тоже не озонировало.

Человек, сидевший за столом с книгой в руках, резко вскинул голову и уставился на вошедших единственным глазом. На обложке книги О.Бендер успел разглядеть название: «Новые приключения О.Б. и его гоп-компании». Он весь внутренне напрягся, готовый в любой момент отработать задний ход. Его напарник тоже собрался слинять, не дожидаясь приглашения.

Но тут руководитель концессии заметил, что у хозяина офиса, в отличие от его двойника из Васюков, отсутствует не тот глаз. Это сразу внесло успокоение в дрогнувшие, было, ряды ярых поклонников Каиссы. Тем более, что одноглазый, как подметил технический директор, только начал знакомиться с увлекательным чтивом.

— Мой знакомый киновед, - первым завязал разговор любимец Рабиндраната Тагора, - тоже был вынужден из-за упадка кинопроизводства переквалифицироваться в коневоды.

— У меня примерно такой же случай, - пожаловался одноглазый. - Молодежь чуть ли не поголовно увлеклась игровыми автоматами и компьютерными играми. Мы теряем смену. Пришлось обзавестись двумя белыми и двумя черными лошадьми, экипировать их попонами в черно-белую клетку и сдавать напрокат ностальгирующим любителям шахмат. Кстати, не желаете ли прокатиться? Я возьму с вас недорого - по 10 долларов за час проката.

Однако сын Крепыша решительно отказался: он, де, только вчера вернулся из Германии, где был непременным участником Карлсбадского турнира, а потому порядком устал.

— А в наш город вы с какой миссией пожаловали? - почтительно осведомился одноглазый.

— Я личный посланник ФИДЕ! - с апломбом отчеканил Остап. (Об этой организации он впервые услышал от завсегдатаев шахматного ристалища на Соборной площади). - Проездом в Рязань, потом - в Казань. Хочу провести у вас сеанс одновременной игры.

— Сию минуточку, господин личный посланник, - пискнул одноглазый, и убежал. Вскоре он вернулся с целым выводком любителей шахмат разного пола и возраста.

В коридоре, который служил одновременно залом и фойе шахклуба, стало тесно и еще более угарно. Чтобы быть увиденным, Остап взобрался на стол. Глаза всех присутствующих с обожанием устремились на приезжую знаменитость.

— Вы не представляете, - вещал полномочный представитель ФИДЕ, - как далеко ушла вперед шахматная мысль. Крамник дошел до пошлых вещей. С ним стало невозможно играть: он у всех выигрывает. А проигравший ему и - дважды - компьютеру Каспаров временно вообще отошел от шахмат и ударился в большую политику. (Все эти сведения лже-гроссмейстер почерпнул из того же источника на Соборке).

Затем Остап перешел на местные темы:

— Скучно вы живете на этом свете, господа! Не чувствуется никакого движения, свежих идей. Может, начнем со смены вывески? Предлагаю более звучное наименование для вашего заведения. Скажем, «Дворец шахматной мысли». Кто предложит другое, более оригинальное? А ну-ка, девушки энд юноши!

Далее воспоследовало то, чего Бендер никак не ожидал. Аудитория вдруг забурлила. Ближе к стойлам даже произошла потасовка. Чье-то тело мелькнуло, болтая ногами, в воздухе. Его перебросили через загородку - к лошадям.

Одно из обезумевших животных выломало дверь и встало в проеме на дыбы. Такое с ним случилось впервые. Эта белая кобыла, больше смахивающая на клячу, всегда вела себя смирно. За примерное поведение она даже была особым решением горсовета переименована в коня.

Между тем, арена шахклуба в мгновение ока превратилась в некое подобие Бородинского сражения: смешались в кучу кони, люди. Правда, обошлось без орудийных залпов, хотя вой стоял порядочный.

Одноглазому стоило больших трудов уберечь новоявленного жеребца от притязаний супостатов. Он набросил на него «шахматную» попону и вручил его заботам своего подконюшенного.

Когда взбаламученное море стало входить в законопослушные берега, выявились приверженцы различных политических пристрастий. Первыми заявили о себе защитники стабильности и порядка. Они предложили свое название шахклуба - «Король и дамка».

В стане оппозиции возникли разногласия: одни настаивали на «Трех слонах», тогда как другие ратовали за «Проходную пешку».

В свою очередь небольшая группка представительниц прекрасного пола склонялась к «Жертве качества ради выигрыша темпа».

С упорством, достойным лучшего применения, коммунисты отстаивали собственный девиз - «Красный эндшпиль». Но, поскольку он пробуждал у аудитории болезненные воспоминания об относительно недавнем прошлом, его заблокировали подавляющим большинством голосов.

Не был поддержан и закидон приезжего вельтмейстера насчёт «Дворца шахматной мысли». Таким образом, после полуторачасового толчения воды в ступе, собравшиеся решили оставить прежнее название. Этот вердикт был единодушно поддержан заливистым ржанием всех четырех застоявшихся «шахматных» лошадок.

Случившееся ничуть не смутило нашего героя.

— Шахматы! - продолжал витийствовать мэтр. - Они двигают семимильными шагами вперед не только культуру и экономику, но и всю человеческую цивилизацию.

— Что вы слышали раньше о Нью-Васюках? Ровным светом ничего. А сегодня, благодаря проведенным мною в этом городишке международному шахматному турниру и Первому Межпланетному конгрессу он, стал единственной шахматной столицей не только нашей необъятной страны, но и, пожалуй, всего мира.

— Всего мира! - взвыли обалдевшие ришельевцы.

— О какой-такой необъятной стране вы говорите? - Послышался отрезвляющий голос из партера. - Ведь этой страны больше не существует.

Остап узнал этот голос: он принадлежал одноглазому.

— И где же я в данный момент нахожусь?

— В Украине. А приехали из Российской Федерации, где, кстати, уже существует своя шахматная столица. Называется она Элиста. В ней даже памятник вам поставили. Неужто вы не в курсе?

Это был удар значительно ниже пояса. Остап осекся и замолчал, словно аршин проглотил. Но, в конце концов, всё же нашелся:

— Ах, да, я совсем запамятовал, что несколько лет назад попросил тамошнего мэра установить в мою честь монумент в связи с достижением мною возраста Иисуса Христа. Вот только сейчас не вспомню, как звали этого самого мэра.

— Кирсан Илюмжинов, - услужливо подсказали из толпы. - Только он не мэр вовсе, а президент ФИДЕ, который послал Вас сюда.

Бендер с силой хлопнул себя по лбу:

— Ну как же, вспомнил! Мой закадычный друг Илюмжинчик! Помню, мы с раннего детства увлекались скачками. Илюмжнячик непременно хотел быть первым. Ну, я в угоду приятелю, иной раз тайком придерживал своего скакуна.

Кто-то в толпе одобрительно засмеялся и даже захлопал в ладоши. Друг детства президента ФИДЕ снова почувствовал себя на коне:

— Мы с ними в шахматы не раз поигрывали.

— Поигрывали или проигрывали? - ехидно поинтересовался брюнет, которого, как показалось сыну янычара, он где-то уже видел.

— Всякое бывало! - парировал Остап бестактный выпад. Он окончательно воспрянул духом:

— Вы только представьте себе, как изменится ваш город после приезда на международный турнир мировых шахматных звезд. В Ришельевск повалят толпы любителей этой древней игры, и среди них - миллиардеры, не говоря уже о рядовых миллионерах.

— На полученные от воротил бизнеса средства можно будет не только восстановить разрушающиеся памятники городской архитектуры, но и отремонтировать весь обветшавший жилой фонд; наладить трехкратный полив и уборку улиц в летний сезон; создать благоустроенные пристанища для бомжей, а также приюты для бродячих кошек и собак.

— Пять аэропортов на насыпных островах свяжут Ришельевск со всеми крупными городами как Западного, так и Восточного полушарий. Будет налажено паромное сообщение с Парижем, Лондоном, Нью-Йорком, Пекином, ну и, разумеется, - с Рио-де-Жанейро.

— Но позвольте, - послышался из угла чей-то недовольный скрипучий голос. Как позже выяснилось, он принадлежал учителю географии, не чуждому шахмат. - Пекин - это вам не Гонконг. Он находится на материке. Каким же образом вы пришвартуете паром к столице Китая?

— Не мешайте течению моей мысли! - вознегодовал Остап. - Разве не ясно, что при современном развитии транспорта пассажиры к месту назначения будут доставляться поездами на воздушной подушке?

— А что будет с грузами? Ведь паромы перевозят сотни, тысячи автомобилей, а также контейнеры.

— Что вы морочите мне голову своими контейнерами?! - окончательно взбеленился Бендер. - Это ваш родственник контейнер? Ваши папа с мамой контейнеры? Русским языком ему говорят, что авто доберутся до Пекина своим ходом, а контейнеры, в свою очередь, будут доставляться к пунктам назначения поездами на воздушной подушке, но уже грузовыми. Тоже мне знаток нашелся! Убивать надо таких знатоков!

Лицо географа залилось краской, потом побледнело. Он стал в позу и истерически закричал:

— Я вице-король Индии! Где верные мне магараджи? Верните моих слонов!

— Ну, вот! - со вздохом констатировал Остап - Еще один сгорел на работе.

Прибывшая «скорая» увезла географа в один из ближайших психдиспансеров.

— Теперь поговорим о космосе, - продолжил свою речь пламенный трибун. - Сегодня Вселенная становится нам все ближе и роднее. В Ришельевске имеются достаточные основания для проведения Второго межпланетного шахматного конгресса. Остается только разослать на все планеты Солнечной системы приглашения.

Пришел черед вознегодовать еще одному правдоискателю - на этот раз астроному на пенсии.

— Насколько мне известно, продребезжал старческий голос, существование разумной жизни на ближайших к нам планетах не доказано. На Венере стоит неимоверная жара. На Марсе вода есть, но почти нет воздуха. На более удаленных планетах царит дикий холод, а атмосфера состоит из метана.

— Вот, вот, - поддержал оппонента докладчик. - Это вы правильно заметили, товарищ, насчет атмосферы. Не секрет, что нам с вами сегодня приходится дышать преимущественно выхлопами автотранспорта, то есть углекислым газом. Уже не говоря о зловонии, которое я сегодня ощутил во время прогулки по городу. А чем углекислый газ лучше метана? Однако люди ко всему привыкают. То же самое, я больше, чем убежден, происходит и на других планетах. Тамошние разумные существа дышат тем, что у них имеется в наличии.

После этой тирады звездочет тоже повел себя несколько странно: он, как лунатик, направился к выходу, напевая:

— Ах, мой милый Августин, Августин, Августин...

При этом служитель звезд игриво покачивал бедрами и пританцовывал. Участники симпозиума проводили его недоуменными взглядами...

— Кстати, - повел далее речь командующий парадом - мы также озаботимся индивидуальным меню для каждого пришельца.

Тут Остап вспомнил, что не ел с позавчерашнего дня, с тех пор, как в последний раз пообедал вместе с Кисой на тиражном пароходе «Скрябин». Ему захотелось есть до такой степени, что он с удовольствием приторчал бы над зажаренной ногой шахматного коня в натуральную величину.

... Лучезарные перспективы открылись перед зачарованными ришельевцами.

Гранитные плиты парадной лестницы города чудесным образом сменились ступенями из родосского мрамора. Пять портов, расположенных вблизи Ришельевска, не уставали принимать океанские лайнеры и большегрузные паромы.

Прямо из гнилых обломков того, что осталось от шахклуба после «малого Бородино», в недосягаемую высь взметнулись стены «Дворца шахматной мысли». Его окружали трех-, четырех- и пятизвездочные отели несколько пониженной этажности.

Многочисленными эскалаторами и фуникулерами поднимались в город английские поклонники Каталонского начала, индийские фанаты Сицилианской партии и завидующие ришельевцам москвичи, петербуржцы, киевляне и одесситы.

Но вот в аэропорту приземлился аэробус. Он доставил на международный турнир почетных гостей: фрау Меркель, Кэмерона, Олланда, Наполитано, Комаровского, других глав государств Евросоюза. Приветственно размахивая головными уборами, они оживленно обсуждали на ходу возможную ошибку нового шахматного чемпиона мира - норвежца Магнуса Карлсена в матче-реванше с неугомонным Вишванатаном Анандом, если тот предложит в дебюте защиту Каро-Кан.

Затем на летное поле выбросился целый парашютный десант. Это прибыли на турнир шахматные звезды первой величины: Крамник, Ананд, Каспаров, Топалов, Карпов и иже с ними.

Главный распорядитель празднества, одноглазый, подвел упирающегося Топалова к запнувшемуся о ковровую дорожку Крамнику и сказал:

— Помиритесь! От имени широких веселящихся масс ришельевских любителей умоляю вас - помиритесь!

Крамник отчаянно поморщился, как в свое время Хосе-Рауль-Капабланка-и-Граупера при встрече с Ласкером, и, потрясая руку своего заклятого друга, процедил сквозь зубы:

— Я всегда восторгался вашим ходом е2-е4 в Испанской партии.

— Ура! - воскликнул одноглазый, - просто и убедительно, как все гениальное!

— Виват! Банзай! - подхватила многотысячная толпа любителей и болельщиков, - просто и гениально, в стиле экс-чемпиона.

... Уже все небо запылало от праздничного фейерверка, когда объявили о проведении гандикапа - скачек с препятствиями. Они состоялись тут же, на специально переоборудованном участке летного поля. Четыре бравых коня шахклуба уверенно одолели все препоны и пришли к финишу первыми. В прогаре остались верблюды из Саудовской Аравии и слоны из Таиланда...

— Да-а-а! - выдавил из себя одноглазый, окидывая полубредовым взором разгромленное после «Бородинской» потасовки помещение шахклуба. – Но как подвести практическую базу под такое грандиозное мероприятие?! Потребуется первоначальный капитал, и немалый. А где его взять?

— Об этом не беспокойтесь! - заверил Остап. - Нужны всего лишь кое-какие мелкие расходы на рассылку телеграмм. А потом начнутся инвестиции, денег некуда будет девать. У меня есть солидные связи в широких кругах.

— В каких кругах? – подъюдил одноглазый. - В орбитальных? Космических?

— Меня удивляет ваше недоверие, - насупился ценитель украшений мадам Петуховой. - Конечно же, в самых что ни на есть земных.

— А какие у вас имеются доказательства?

Остап незаметно дернул Кису Воробьянинова за рукав, и тот выступил вперед во всей своей красе: вулканический прыщ на щеке и фонарь под глазом.

— Где вы его откопали? - поинтересовался одноглазый.

Жрец Иоканаан Марусидзе приосанился и, указывая перстом на губернского предводителя, с чувством произнес:

— Вы видите перед собой гиганта мысли, отца русской демократии и особу, некогда приближенную к императору.

Заведующий клубом-конюшней непроизвольно вытянул руки по швам и замер по стойке «Смирно».

Настал черед Кисы продолжить эту интермедию:

— Нынешний Уильям, принц Уэльский, равно как и его брат Гарри, вряд ли что-либо слышали обо мне. Но вот королева Великобритании Елизавета II, должна быть наслышана о моей особе от потомков некогда царствовавшего дома Романовых, немалое число коих проживает на туманном Альбионе.

«Браво, Киса, браво! - восхитился в душе Остап и чуть, было, не пнул компаньона коленкой под зад. - Что значит мое воспитание!»

Бывший депутат бывшей Государственной думы набрал полную грудь воздуха и выдал новую порцию бредятины:

— Кроме того, как потомственный демократ, я креплю узы братства с соцпартиями Европы, одна из которых победила на последних выборах во Франции.

(Обо всем этом друг детей узнал из монархической газеты «Жизнь за царя!», вытащенной им из мусорной урны там же, на Соборке).

Главный конюх шахклуба был несказанно польщен обилием таких авторитетных связей у своих новых знакомых. А потому без лишних проволочек приступил к делу:

— Сколько же нужно денег на ...это... телеграммы?

— А сколько у вас в кассе имеется членских взносов?

— Смешная цифра - 211 гривен 60 копеек.

«Выходит, курс гривны понизился по отношению к советскому рублю примерно на порядок», - подсчитал в уме Остап. Гроссмейстер оказался покладистым менеджером:

— Ладно, - сказал он. - Давайте ваши двести рублей. Договорились продавать билеты для игроков по 5 гривен, а для входа по две. Одноглазый взял на себя подготовку к проведению сеанса.

— Слушайте, Воробьянинов! - закричал Остап, когда, выйдя из клуба, они, наконец, остались одни. - Давайте поищем какой-нибудь нарпитовский «Друг желудка». В здешних ресторанах цены, по-моему, заоблачные. А нам ведь надо довести до ума операцию «Даешь стулья Гамбса!».

 

III. ШАХМАТНОЕ ВАТЕРЛОО

Около шести часов вечера сытый и выбритый охотник за чужими мебельными гарнитурами приблизился к памятнику градоначальнику, где должно было состояться генеральное сражение с ришельевскими любителями.

Словно Бонапарт при Аустерлице, он окинул место битвы орлиным взором полководца. Оно было обнесено со всех сторон высокой оградой с турникетом.

Хотя Остап сгоряча дал заявку на 360 участников сеанса, в ограде с трудом разместилось всего 60 столиков.

Сытый, выбритый и искусно загримированный Воробьянинов в огромных солнцезащитных очках, сидя в будке, выбивал на кассовом аппарате билеты для входа и игры.

— Ну как? - тихо спросил ближайший помощник Илюмжинова.

— Пока 250 гривен.

— Слабо, слабо.

— Что вы, Бендер, посмотрите, что деется! Непременно побьют.

— Будут бить - будете плакать.

Великий комбинатор явно недооценивал ситуацию. Задолго до начала сеанса весь Приморский бульвар, включая проезжую часть, был до отказа забит болельщиками и просто любителями сенсаций. Повсюду царило нервное оживление, слышались дикие выкрики и взрывы неуместного смеха.

Смутное беспокойство внушала парадная лестница: в случае возможной ретирады шахматного кумира она открывала для всех созерцателей уникального зрелища разочарованных ходом единоборства, широкий простор для маневра. Опасность таилась и в райских кущах склонов, откуда можно было ожидать охвата с флангов. Тем не менее, архистратиг был настроен по-боевому.

Через час в кассе уже насчитывалась 1000 гривен. Публика внутри и вне ограды глухо рокотала.

— Киса! - прошипел в окошко будки Остап. - Закрывайте лавочку и гоните бабки! Теперь вот что: бегите на Морвокзал. Там, по договоренности с пограничниками, с правой стороны должна находиться наша лодка. Ждите меня в ней, я скоро буду...

Появление командора у обратной стороны памятника было встречено жидкими рукоплесканиями.

— Братья и сестры во шахматах! - прочувствованно возгласил старшой по общим вопросам. - Предметом моей сегодняшней лекции служит то, о чем я говорил - и, признаться, не без успеха - в Нью-Йоркском Рокфеллеровском центре пару недель тому назад. Я имею в виду плодотворную дебютную идею.

Затем Бендер понес такую метафизическую ахинею, с добавлением закона всемирного тяготения Ньютона и теории относительности Эйнштейна, что слушатели вынуждены были прервать его излияния бурными, долго не стихающими аплодисментами.

В заключение Остап договорился до того, что Ева, оказывается, утратила невинность вовсе не из-за яблока греха, а по вине Адама, который легко обыграл ее на спор в шахматы.

Краткостью лекции все были слегка ошеломлены. А шахматный циклоп буквально прожигал до подошв поизносившуюся обувку посланца ФИДЕ своим единственным глазом.

Начавшийся сеанс одновременной игры задержал растущее подозрение одноглазого шахматиста.

Подступив к первой доске, за которой восседал одноглазый, Остап решительно передвинул пешку с e2 на e4. То же самое было проделано и на остальных 59 досках. По рядам игроков и болельщиков пронесся вздох восторженного изумления. Второй подобный ход пешкой Бендер сделал от ферзя. Почему-то ферзевый гамбит поселил в рядах черных смутную тревогу. Но когда сеансер тем же макаром сделал ход f2-f4, лагерь его оппонентов охватило настоящее смятение. Очевидно, это и было то самое секретное оружие -плодотворная дебютная идея! Черные онемели от ужаса, вцепившись пальцами рук в свои уши и волосы.

Между тем, все эти загадочные экивоки объяснялись довольно просто -из всех азов шахматной игры Остап усвоил только один-единственный ход пешкой: е2-е4. Если бы ему сказали, что тот разыграл в дебюте комбинацию королевского и ферзевого гамбитов, он был бы несказанно удивлен. Просто незваный гость надеялся с помощью серии идентичных ходов познакомиться с ответными ходами черных и тем самым пополнить свой нехитрый игровой багаж.

Результат подобной тактики не заставил долго себя ждать. Вскоре Бендер ни за фиг отдал ферзя брюнету.

— Вам мат! - не без злорадства уведомил тот партнера.

Остап в заумных выражениях проанализировал ситуацию, позорно назвал ладью турой, а слона - офицером и высокопарно поздравил присутствующих с собственным проигрышем.

Увы, поучительный опыт Васюков не пошел впрок именитому гостю. Он по-прежнему играл весьма небрежно: с необычайной легкостью жертвовал направо и налево пешки, легкие и тяжелые фигуры. Вскоре еще два десятка партий закончились столь же скандальным образом.

— Двадцать одно! - провозгласил голосом Левитана одноглазый.

— А? Что? - встрепенулся Остап, впавший на этот момент в состояние легкого анабиоза. - Может быть лучше сыграем в картишки?

И он с готовностью достал из заднего кармана брюк засаленную колоду.

— Повторяю! - возвысил голос одноглазый. - Вы потерпели 21 поражение.

Заключительную часть сеанса Аника-воин провел как бы в тумане: он передвигал фигуры по черно-белым полям чисто механически, зная наперед, что уже ничего изменить нельзя...

Наверное, нечто подобное чувствовал Наполеон, терпящий поражение под Ватерлоо. Накануне и в день сражения прошел сильный дождь. Черно-белые поля превратились в сплошь черные. Обозы и орудия тонули в непролазной грязи. Маршал Даву, выдающийся стратег, благодаря которому Бонапарт одержал блестящую победу при Аустерлице, предпочел на этот раз остаться в Париже. А без него ни Рей, ни Ней ничего не могли поделать.

Доблестные гренадеры гибли под градом пуль. Императорская гвардия стала жертвой английской артиллерии. Конница, до поры - до времени укрывавшаяся на последнем рубеже обороны, так и не сумела выкарабкаться из лощины с тем, чтобы стремительным броском ударить по тылам противника.

А командующий вражескими войсками герцог Веллингтон, сидя на черном коне, с удовлетворением взирал на агонию французских войск своим единственным глазом.

— Сир, не пора ли сложить оружие? - нетерпеливо потребовал он. Бендер окончательно проснулся и сделал наугад еще один опрометчивый ход.

Одноглазый вначале допустил кучу ошибок. Сосредоточиться мешали раздумья о хронической нехватке овса для лошадей, а также - ездоков, охочих до конных прогулок. Теперь главный конюх с трудом вел партию к победному концу. В ответ на самоубийственную вылазку своего визави он сделал ход ладьей, после которого дальнейшее сопротивление белых делалось совершенно излишним.

Остап, думая, что никто не заметит, увел у коневода из-под носа черную ладью. Толпа тесно сомкнулась вокруг играющих.

— Только что на этом месте стояла моя ладья! - заверещал одноглазый, осмотревшись - А теперь ее нет.

— Нет, значит и не было, - грубовато ответил Остап.

— Как же не было? Я ясно помню!

— Конечно не было.

— Ах, вот оно что! - вдруг зловеще усмехнулся одноглазый. И передвинул черную повязку с одного глаза на другой.

— Так это вы?! - изумился Остап Сулейманович Бендер.

— Собственной персоной, - представился коварный соперник. - Сегодня вам этот номер не пройдет.

— А вот уж дудки!

С этими словами самозванный гроссмейстер швырнул в одноглазого кучу фигур и, вдобавок, огрел его шахматной доской по лбу. Действуя столиком, как тупым орудием, он стал настойчиво прокладывать себе путь к заветной лестнице.

 

IV. ПОГОНЯ

Перевернутые столы, упавшие доски и перекатывающиеся под ногами шахматные фигуры отнюдь не способствовали сохранению равновесия отдельными фигурантами завязавшейся схватки. Образовалась куча-мала, наподобие пирамиды, основанием которой послужил одноглазый.

Воспользовавшись замешательством во вражеском стане, Остап перескочил через опрокинутый турникет и запрыгал по ступеням лестницы, как жеребец-33-летка.

Между тем, одноглазый, находясь в весьма «стеснённых» обстоятельствах, все же сумел вытащить из нагрудного кармана пиджака мобильник и передал открытое обращение ко всем службам спасения и правопорядка с просьбой помешать двум проходимцам безнаказанно уйти от возмездия...

Почуяв свободу, толпа любителей и болельщиков, томившихся на Приморском бульваре в ожидании развязки, ринулась вниз по лестнице, как табун необъезженных лошадей.

От топота по ступеням сотен ног статуя генерала-градоначальника покачнулась на постаменте из стороны в сторону, а затем повернулась вполоборота к городу. Рукой со свитком в руке, напоминавшим исковое заявление, он как бы призывал сограждан догнать и примерно покарать обидчиков.

На площадке возле мостика Остапа поджидала группка лазутчиков, прокравшихся сюда окольными путями через Луна-парк.

— А вот я вас сейчас, охламонов! - гаркнул несостоявшийся сеансер, бросаясь на них с верхней площадки. Разведчики в панике ухнули через перила в темный провал.

...Замешкавшийся одноглазый сумел присоединиться к когорте своих единомышленников только в самом низу лестницы. Между тем ришельевцы, оскорблённые в своих лучших чувствах, почти настигли одного из мошенников. Кто-то из толпы, вырвавшийся вперед, уже ухватил, было, Остапа за полы пиджака. Но тот сумел на ходу расстаться с мешавшей деталью одежды, а заодно, не оборачиваясь, лягнуть наглеца в чувствительное место.

Оторвавшись от преследователей, Бендер перескочил на другую сторону улицы. Он совершенно выбился из сил и не надеялся, что ему удастся благополучно добраться до лодки, где его поджидал Ипполит Матвеевич.

И тут незадачливому служителю Каиссы снова улыбнулось удача. Едва поборники чести родного города намерились сделать решительный рывок, как дорогу им преградили пять пожарных машин.

К сожалению, диспетчер МЧС так и не понял, кого именно и от кого следует спасать. А посему огнеборцы, оперативно размотав шланги, стали поливать толпу из гидрантов мощными струями воды и пены.

Остап не преминул воспользоваться столь щедрым, а главное - своевременным презентом от МЧС. Он сделал ручкой одноглазому и неторопливой трусцой направился в сторону Морвокзала.

Выбежав на площадь, турецкоподданный уклонился вправо, ища глазами лодку со своим верным оруженосцем.

Ипполит Матвеевич идиллически дышал в лодочке озоном. Сигать вниз, на причал, с высоты, примерно, второго этажа было небезопасно. Руководитель концессии уцепился за верхний край стенки и тяжело спрыгнул. Он бухнулся в лодку и стал яростно выгребать.

В этот момент на причал высыпало все шахматное воинство во главе со своим бессменным предводителем. Его благородное чело наискось пересекало боевое украшение в виде приметной ссадины.

Вид у нападавших после принудительного купания был весьма непрезентабельный. Однако глаза их горели жаждой мщения.

Несмотря на титанические усилия Остапа, учредителям компании не удалось своевременно покинуть зону обстрела. В воздухе снова засвистели камни. Один из них, как и следовало ожидать, угодил в Воробьянинова. Ипполит Матвеевич громко заскулил и прикрыл голову руками.

— Тише, вы, шляпа, всех детей в городе разбудите! - взорвался Остап. - Мне чуть голову не оторвали, а я бодр и весел. Тысяча гривен чистой прибыли - разве это не достаточная компенсация за вторую шашк... то есть, я хотел сказать - шишку на вашей голове?!

Шум и неразборчивые проклятия на причале были неожиданно перекрыты истошными завываниями милицейских сирен. Это прибыл - по слезной наводке одноглазого - отряд омоновцев. Поскольку они не получили приказа стрелять по беглецам на поражение, то ограничились несколькими выстрелами в воздух. От преследования по воде тоже пришлось отказаться: под руками у спецназовцев не нашлось никакого, хотя бы завалящегося, плавсредства.

А посему правоохранители занялись своим привычным делом: стали заковывать в наручники и сажать в автозак наиболее рьяных нарушителей общественного порядка.

Большинство участников передряги в страхе разбежались. С одноглазым осталось не более двадцати самых испытанных и преданных сторонников. Как только машины эмведешников отбыли, они «уговорили» одну из частных яхт, стоявших на приколе у Морвокзала, и бросились вдогонку за похитителями.

Злостных аферистов догнали за 100 метров до выхода в открытое море и стали прижимать к молу. При этом единственное око руководителя экспедиции сверкало в надвигающихся сумерках, как прожектор, и затмевало свет портового маяка.

— Господа! - пропел Ипполит Матвеевич по-петушиному, - неужели вы будете нас топить?

— Спасение утопающих - дело рук самих утопающих! - сурово изрек один из новоявленных пиратов под громогласное ржание коллег. - Отдайте добром деньги, похищенные у ришельевских любителей, и мы вас отпустим. Не дожидаясь, пока их лодку возьмут на абордаж, Бендер швырнул увесистую пачку дензнаков прямо в морду лица одноглазого. В воздухе купюры разлетелись в разные стороны. Половина из них попадала в воду, остальные веером легли по правому борту яхты. Борцы с похитителями в особо крупных размерах бросились поднимать гривны с борта и вылавливать их в воде.

Предвидя неминуемое, Бендер снова налег на весла.

— Осторожно! - взвизгнул одноглазый.

Но было уже поздно. Яхта накренилась, зачерпнула правым бортом воду и в полном соответствии с законами физики совершила оверкиль. Любители быстро выплывали и цеплялись за перевернутую посудину.

— Пижоны! - торжествовал Остап, совершая «круг почета» вокруг терпящих бедствие. - Ведь вы так и не научились по-настоящему играть в шахматы! Учтите, только шахматы, а не деньги, которые вы так любите, спасут Ришельевск от прозябания. Ждите меня: я скоро вернусь - для проведения в вашем городе первого в истории мироздания межгалактического шахматного конгресса...

И тут случилось нечто из ряда вон: лодка с концессионерами внезапно исчезла из виду, не оставив по себе на поверхности воды даже легкой ряби...

В Ришельевске воцарилось замешательство. На место предполагаемой аварии прибыло спасательное судно. Обследовали дно акватории порта в радиусе 500 метров, но ничего не обнаружили.

В конце концов дали отбой. Всех участников тех событий поощрили бесплатной поездкой в Нью-Васюки.

А «Шахклубу четырех коней» присвоили имя легендарного Остапа Бендера.

Феликс Подгаец