Сайт Валерия Взглядова

"Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство (над миром) принадлежит ребёнку". Гераклит

О культуре пешкоедения

peshkoed

В предлагаемом вниманию читателя рассказе поднимается всегда злободневная и нестареющемодная тема пешкоедства. Точнее ставится вопрос об окультуривании едения пешек. Первая попытка, так сказать, придать этому весьма распространённому явлению ритуальный характер.

Приятно подчеркнуть, что автор, очевидно имеющей огромный опыт пешкоедения, критически относится к высказыванию Иванова, утверждавшего, что пешка нужна только при ловле блох. Но не будем пересказывать весь рассказ, оставим что-то и автору.

Итак: Владимир СОЛОУХИН

 

ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТАЯ ОХОТА

В числе разнообразных увлечений человеческих, таких, как собирание ягод, грибов, марок, орехов, коробков спичечных, имеет свое место и смиренное собирание пешек противника. Бывает, дух захватывает, когда выйдешь в поле, куда-нибудь на е4, оглянешься по сторонам и видишь: пешка стоит незащищенная. Ну, тут уж не зевай!

И вот ведь странно: казалось бы, есть в жизни проблемы и поважнее, когда, скажем, фигуры не развиты или король в незамшаном углу мается, но только когда я вижу хоть самую завалящую пешку, рыженькую или чернявую, то пиши пропало. Дядя Никита Иванов говорил в таких случаях: «Пешка нужна только при ловле блох». А, по-моему, не только...

Если сравнить с цветами, то пешка как одуванчик: дунь — и нет ее. А если с животными, то тут пешка как крокодил: назад не умеет пятиться.

Почему-то совершенно утратилась у нас культура едения пешек. Конечно, все фигуры съедобны, кроме короля, но я отродясь любил потчеваться не слонами кособокими, не конями, что ходят какой-то странною загогулиной. Нет, на мой вкус, не существует ничего приятнее и полезнее в еде простых нашенских пешек. Сидор Соломонович, много лет проработавший гардеробщиком в шахматном клубе, учил меня есть пешки следующим образом. Как только увидел пешку, которой тебе хотелось бы закусить, не следует бросаться на нее и есть сырой. Сначала надо поварить головой. Поваривши некоторое время, посмотри на часы и, если увидишь, что процесс варки продолжался достаточно, переведи глаза на противника и загляни ему в душу. Соль состоит в том, чтобы суметь понять, не задумал ли он подсунуть тебе несъедобную пешку. Теперь можно и есть. И если ты все сделал правильно, то никакие ананасы, никакие рябчики с вермишелью по вкусу и близко не подойдут к этой пешке.

Вкуснее всего пешки, конечно, бывают в дебюте,- когда они еще молоденькие, ядреные, сильные. Эндшпильная пешка тоже вроде бы пешка и ходит так же, а вкус у нее не тот. Уже она слабая, подточенная, да и набрать кузовок таких пешек гораздо легче.. Это уже не охота, а промысел. Вот, помню, однажды сели мы с Петром Кузьмичом за партию. В пешечном эндшпиле осталась у меня лишняя ладья. Сначала я ел его пешки сидя, потом встал, зашел на его сторону и стал есть оттуда, чтобы не тянуться.

А пешку на е7 я, как ни странно, попробовал впервые в гостях у Маргариты Петровны. Рецепт этот я до сих пор храню в своей старой записной книжке, которая лежит на чердаке вместе с другим хламом. Впрочем, «пешка» — это не то слово. Трудно себе представить, чтобы кто-нибудь сказал сам себе: «Съем-ка я пешку». Нет, так не скажешь — язык не повернется. «Пешечка», «пешуля» — вот слова, которыми хочется называть это удивительно вкусное создание природы. Вот ведь что значит для нас простая, неприметная пешка. Вот то-то...

[ Литературная пародия Н.ЕЛИНА и В.КАШАЕВА]