Сайт Валерия Взглядова

"Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство (над миром) принадлежит ребёнку". Гераклит

«Из-за любви к родине можно и шахматного коня с доски стянуть»

Ежи ГИЖИЦКИЙ в книге «С шахматами через века и страны» пишет, что в конце 20-х годов XIX столетия случилось в Москве забавное шахматное приключение, записанное в виде анекдота Владиславом Мицкевичем, сыном великого поэта, и свидетельствующее о тех настроениях, которые господствовали среди поляков в тогдашнее время — период жестокого национального угнетения.

«Мицкевич вместе со своим другом по изгнанию Дашкевичем, будучи на вечере в русском обществе, сел играть в шахматы с одним русским. Некоторое время игроки имели равные силы. Постепенно вокруг них начали собираться знакомые: само собой разумеется, русские возле русского, поляки — возле Адама. После каждого правильного хода все громче раздавалось: «Польша взяла! Россия взяла!» Видя, что он неожиданно стал представителем чуть ли не всей Польши, Адам почувствовал все бремя подобной ответственности. «Мне даже жарко стало!» — говорил он с улыбкой, вспоминая впоследствии эту сцену, так как противник играл остро, а проигрыш был бы роковым. Суровый взгляд стоящего подле него Дашкевича, казалось, напоминающий о том, что речь идет о национальном достоинстве, окончательно смутил его. Вдруг он заметил у противника слабое место, которого раньше не замечал, и направил туда свою атаку. А тот, видно, не подготовленный к такому наступлению, смутился и защищался неумело. Мицкевич, удивляясь, что раньше не заметил этого пробела в рядах противника и своего преимущества, играл все смелее и после десяти с лишним ходов под аплодисменты и поздравления польской группы дал русскому мат. Один Дашкевич тогда ничего не сказал. Когда они вышли на улицу, сильно возбужденный и неизмеримо довольный собой Адам ждал его слов. Дашкевич упорно молчал. «И что же? — спросил, наконец, Адам, удивленный его безразличием. — Почему ты один меня не хвалишь за то, что я так доблестно защищал нашу честь?». «Тебе нечем хвастаться, — ответил, наконец, Дашкевич, — ибо без меня ты бы, верно, не выиграл. Когда я увидел, что здесь дело не в пустяках, а в национальном достоинстве, и русский играет сильно, то я незаметно стянул его коня с шахматной доски, и это облегчило тебе игру. Но вы оба были так увлечены, что этого не заметили». Увидев удивление и возмущение отца, Дашкевич сентенциозно добавил: «Из-за любви к родине можно и шахматного коня с доски стянуть!».

Ежи ГИЖИЦКИЙ «С шахматами через века и страны»

 

Необходимый комментарий W: Польские патриоты, Адам Мицкевич и его друг по изгнанию Дашкевич, переступив через свою национальную гордыню, посещают русские великосветские салоны и, в душе пылая к национальным угнетателям, скажем мягко, неприязнью, играют с ними не только в шахматы, но и пьют шампанское и т.д. и т.п. Всё по программе тусовок того времени. Чуть позже Мицкевич не погнушается покровительством русского посла в Риме князя Гагарина. На их доверительные отношения указывает и тот факт, что они играли в шахматы. Гижицкий же ошибочно пишет, что партнёром Мицкевича был князь Голицын. Более подробно об этом эпизоде я расскажу в одной из последующих публикаций, когда разберусь, за какие заслуги поставили памятник Мицкевичу в Одессе.