Сайт Валерия Взглядова

"Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство (над миром) принадлежит ребёнку". Гераклит

Году обезьяны посвящается

В 1924 году, после двадцатилетнего затишья Северо-Американские Соединённые штаты потряс шахматный бум, связанный с проведением в Нью-Йорке международного турнира. Шикарно организованный, он по утверждению Норберта Л.Ледерера, прошёл очень гладко, без единого недоразумения, и участники со спортивной точки зрения держались в высшей степени безупречно. Позже выяснится, что не всё было так гладко. Оказалось, что Эмануил Ласкер специально окуривал партнёров дымом дешёвых пятицентовых сигар. Разгорится война между Ледерером и Эм.Ласкером. О сражениях в ней мы расскажем читателю несколько позже, а сейчас вернёмся в мирный и благополучный Нью-Йорк. В турнире были предусмотрены выходные дни и главным мероприятием, как правило, были экскурсии. В один из таких выходных дней участники турнира посетили зоологический сад в Бронкс-парке. tartakoverЭта экскурсия стала особенно оживлённой благодаря длительной беседе доктора Тартаковера с премированной орангутангшей Сюзанной. Приключение в зоопарке не прошло для шахмат бесследно. В следующем туре, играя белыми с Гезой Мароци, Тартаковер посвятил своей новой подруге партию, начатую магическим ходом 1.b2-b4, назвав этот старинный ход «дебютом орангутанга». Эта экстравагантная выходка закрепила за ним славу первого комика турнира. Этот титул он постоянно оправдывал своими остроумными каламбурами. Первая партия, разыгранная «новым» дебютом, завершилась в ничью. Тартаковер и Мароци мирно разделили пополам гонорар в 25 долларов.

Что же касается Гезы Мароци, то и он внёс свой вклад в копилку шахматных курьёзов, утвердив самый длинный ход королём в истории шахмат: Кре7-b4???!!

Савелий Тартаковер, автор названия «дебют орангутанга». Джентльменство Савелия не нашло понимания у последующих поколений. Дебют некоторое время называли «дебютом Сокольского», а сейчас и вовсе оцифровали.

  

Дебют орангутанга

                                                      Анатолий Просняков

Дебют орангутанга играю я в тоске

Фигуры пляшут танго на шахматной доске.

Все белые фигуры бегут на короля,

Слоны, а с ними туры, забили все поля.

 

Мои стоят на месте, ни прыгнуть ни вздохнуть,

Какой тут кодекс чести, какой тут к черту путь!

Бежать, бежать отсюда, но дальше – край доски,

Я вижу – будет худо, от нас летят куски!

Куда еще податься? Осталась только голь.

Придется нам сдаваться, излюбленный король!

Хоть ты в высоком ранге и смотришь свысока,

Нас бьют орангутанги, трясется вся доска!

Тебе одно досталось: корону положить,

Ведь нам с тобой осталось еще два хода жить.

 

Горят звериным блеском у зрителей глаза,

Проигрываю с треском, а убежать нельзя!

Бе два на бе четыре играл Тартаковер,

Да лучше б жал ты гири, гроссмейстер-изувер!

monkey

(ЕЖИ ГИЖИЦКИЙ. С шахматами через века и страны.)

Капитель собора в Наумбурге (ФГР), со скульптурами обезьян, играющих в шахматы, единственный памятник сакрального искусства этого рода. Работа неизвестного художника XIII века. Любопытно, есть ли где-то на капители какого либо собора изображение людей, играющих в шахматы?

Обезьяньей игре мы посвятим следующий материал по этой теме.